Неграждане какой страны?

Уроженец Узбекской ССР Бахтиер Рахманов вот уже полтора года живет в Центре временного содержания для лиц, подлежащих депортации (ЦВСИГ). Узбекская сторона не готова его принять. Из Генконсульства приходят ответы, что он не является гражданином этой страны. Собственно говоря, его там никто не ждет. Ни родных, ни друзей. В России у Бахтиера семья – жена и трое детей, внуки. Однако воссоединиться с близкими он не может. Минюст России признал его пребывание на территории РФ нежелательным.

По информации правозащитников, таких как Бахтиер Рахманов в России сотни тысяч. Точное их число даже определить сложно. Годами они вынуждены жить в ЦВСИГ в ожидании своей участи. Из страны их не выдворяют, потому что некуда, но и на территорию России многих также не выпускают. Большинство из этих людей родились в странах бывшего СССР, приехали в Россию со старым советским паспортом. Но после распада союза не получили гражданство ни одной из стран, возникших на его развалинах. Так оказались они ЛБГ – лицами без гражданства.

В Центры временного содержания лица без гражданства попадают разными способами. Некоторых из них задерживает полиция за нарушение правил пребывания в РФ, то есть за отсутствие документов, подтверждающих их право на пребывание в России. Во многих случаях суды выносят решения об их выдворении с территории РФ и помещении в ЦВСИГ для обеспечения выдворения. При этом, кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ) не требует определять срок помещения в ЦВСИГ, поэтому в судебных постановлениях указывается, что человек будет находиться там «до выдворения».

Кроме того, в ЦВСИГ попадают те лица без гражданства, которые отбыли срок в российских колониях и пребывание которых в РФ было признано нежелательным. МВД принимает решение об их депортации, а суд — о помещении в ЦВСИГ, но при этом, указывается срок, продление которого возможно только по судебному решению. Эти люди чаще всего и становятся заложниками обстоятельств. У многих из них в России есть семьи, им есть где жить, где зарегистрироваться. Как Бахтиеру Рахманову.

Он живет в России с 1986 года. Со времени службы в армии. После дембеля домой в Узбекистан не вернулся. Обосновался в Иркутске. В 1990 году женился на гражданке России, в 1991 у пары родилась дочь, а потом и двое сыновей. Недавно Рахманов стал дедушкой. В 2006 Рахманов попал в тюрьму. На свободу он должен был выйти в октябре 2016. Однако в 2014 году приказом Минюста России его пребывание на территории нашей страны было признано нежелательным.

Находясь в тюрьме, Рахманов пытался оформить документы. Он неоднократно обращался в Генеральное консульство республики Узбекистан. В мае 2017 года из консульства был получен ответ, что документирование Рахманова займет продолжительное время, так как он выехал из Узбекистана с паспортом образца бывшего СССР. Несколькими месяцами позже Генконсульство прислало ответ, что Рахманов не является гражданином Узбекистана.

В октябре 2016 года Ангарский городской суд вынес решение о временном размещение Рахманова в специальном учреждении как лица подлежащего депортации.

«… Никто не разъяснил мне порядок обжалования действий должностных лиц. При этом я не имею даже минимальных юридических знаний и был лишен возможности получать квалифицированную юридическую помощь…», — пишет Рахманов в апелляционной жалобе на решение суда.

Также Рахманов ссылается на то, что государственным органам РФ было известно об отсутствии у него гражданства Узбекистан. Соответственно, возвращаться ему некуда. На территории РФ ему есть где жить, где прописаться, его с нетерпением ждут дома жена, дети, внуки. В настоящее время Рахманов находится в ЦВСИГе и ждет заседания апелляционной инстанции.

До мая 2017 года лица без гражданства, не имеющие действительных паспортов, вынуждены были ждать временный документ из посольств тех стран, откуда они некогда прибыли, для пересечения границы. Но такие документы посольства выдавали только своим гражданам. Когда посольства стран  на запросы ЦВСИГ отвечали, что не могут выдать такое свидетельство, поскольку лицо без гражданства не является гражданином этой страны, депортация становилась невозможной, как и дальнейшее пребывание человека в ЦВСИГ, терялись законные основания. Но тем ни менее, люди продолжали находиться в ЦВСИГ до окончания срока давности административного наказания, которое по КоАП составляет два года. Таким образом, содержание в Центрах изоляции становилось для них дополнительным лишением свободы.

23 мая 2017 года Конституционный суд РФ постановил внести поправки в КоАП, предусматривающие, как в Кодексе административного судопроизводства, судебный контроль за сроками содержания в ЦВСИГ. До того как поправки будут внесены, все содержащиеся в ЦВСИГ на основании постановлений об административном выдворении, через три месяца после помещения в Центр имеют право обратиться в суд заявлением о пересмотре решения о направлении в ЦВСИГ. Если в суд будут предоставлен документ посольства той страны, из которой прибыл апатрид, что он не является ее гражданином, этот человек должен быть отпущен на свободу.

Поводом для вынесения этого постановления послужила жалоба в КС адвоката сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» Ольги Цейтлиной и адвоката Сергея Голубка по делу лица без гражданства Ноэ Мсхиладце. Адвокаты отметили, что 31.9 и 31.7 КоАП («Давность исполнения постановления о назначении административного наказания» и «Прекращение исполнения постановления о назначении административного наказания») не дают судам разрешать по существу вопросы о содержании ЛБГ под стражей. Правозащитники рассчитывали, что решение КС положит конец этому позорному явлению, так как большинство ЛБГ стали таковыми по вине государства, которое в 2002 году издало закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ», не предусмотрев в нем никаких механизмов легализации граждан бывшего СССР.

Разумеется, на все нужно время. А каждому, кто оказался в подобной ситуации — правовая помощь. Не имея даже элементарных юридических знаний, эти люди не могут грамотно оформить необходимые документы, составить апелляцию и т.д. Кроме того, механизм еще до конца не отработан, и на пути получения гражданства то и дело возникают бюрократические препятствия, преодоление которых занимает уйму времени.

Так, с января 2018 года ждал решения своей проблемы в Ангарском ЦВСИГ Виктор Ануфриенко. Родители привезли его в Россию из Казахстана, когда он был еще ребенком. Он жил с родителями в Иркутской области, ходил в советскую школу. В молодости он оступился и оказался в местах лишения свободы. С тех пор его жизнь, это цепь бесконечных отсидок.

«Меня судили и освобождали как гражданина РФ, — рассказывает Виктор. — А сейчас выходит, что я не гражданин и мое пребывание на территории РФ нежелательно».

При этом, у Виктора в Иркутской области живет мать, которая может его принять, прописать в своей жилплощади. Но из-за бюрократических проволочек он вынужден был который месяц находится в заключении.

По словам эксперта регионального отделения ООД «За права человека» в Иркутской области Святослава Хроменкова, загвоздка в том, что Ануфриенко, находясь в тюрьме, по объективным причинам не мог собрать необходимые документы. Правозащитники помогли ему сделать необходимые запросы и обжаловали решение суда о его депортации.

Сегодня Святослав Хроменков сообщил, что им удалось освободить Виктора Ануфриенко из ЦВСИГа. 27 июля 2018 года Ангарский городской суд отказал ГУ МВД России по Иркутской области в удовлетворении административного иска «о продлении срока пребывания иностранного гражданина, подлежащего депортации в специальном учреждении для содержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих депортации за пределы территории РФ».

Постановление суда

Виктор Ануфренко может наконец встретиться с родными, которые его с нетерпением ждут. Эксперты «ЗПЧ» в Иркутской области готовы помочь Виктору и оформлением российского паспорта.