Назначили и озадачили. Перелом в деле Алжана Гимбатова

В истории Алжана Гимбатова, который уже год находится за решёткой по подозрению в совершении разбоя, может наступить коренной перелом. Защитника, который присутствовал на ряде важнейших следственных действий, лишили статуса. Теперь из дела могут быть исключены сразу несколько протоколов, лежавшие в его основе, а само оно может быть возвращено прокурору. Уголовный адвокат нашего правового центра Дмитрий Панфилов считает, что данное решение будет вполне логичным и обоснованным

Алжан Гимбатов уже год находится в следственном изоляторе. Его обвиняют в разбойном нападении на квартиру жительницы Москвы Галины Гуровой. В её дом ворвались трое неизвестных, одетых в строительные робы, шапки и шарфы, повязанные на лицо. Они действовали быстро и напористо: хозяев положили на пол и вынесли ценное имущество. На все действия им понадобились считанные минуты. Двоих вскоре поймали, а третьим предполагаемым преступником, следователи посчитали именно студента Гимбатова. У него было алиби, но и это не помогло. Расследование, как считают многие, проводится с грубейшими нарушениями. Они начались срезу после задержания.

«Согласно статье 52 Уголовно-процессуального кодекса, подозреваемому или обвиняемому может быть предоставлен бесплатный защитник. Если адвокат не приглашен самим гражданином, то дознаватель или следователь обеспечивает его участие в уголовном судопроизводстве. Такие «назначенцы» часто состоят в приятельских отношениях с правоохранителями, а потому закрывают глаза на многие нарушения. Они получают деньги за присутствие на тех или иных действиях, а потому дальнейшая судьба человека, который им доверился, многих особо не волнует», — говорит уголовный адвокат Дмитрий Панфилов.

Адвокатов, с которыми Алижан заключил соглашение, попросту не пригласили на опознание, вместо них был назначен государственный защитник по той самой 51 статье УПК. Им стала Елена Семина, которую последующие события привели к лишению статуса. Мимо потерпевшей Галины Гуровой провели студента, руки которого находились в наручниках, это можно было истолковать как некий сигнал, указывающий на того, кого следствие считает подозреваемым. В комнате были два статиста, судя по фамилиям, славянской внешности, хотя изначально женщина говорила о том, что на неё напали молодые люди, являющиеся выходцами из южных стран.

«При всей очевидности сложившейся ситуации, Гурова неуверенно указала на моего подзащитного, пояснив, что он внешне похож на мужчину, участвовавшего в нападении. Она не была уверена в этом на сто процентов, ведь лица были скрыты, а налетчики действовали очень быстро. Согласно статье 14 УПК,  обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а именно это опознание и легло в основу дела», — рассказывает уголовный адвокат Дмитрий Панфилов.

В помещении находились шесть человек, которые так и не были записаны в протоколе опознания. Кроме того, в него внесены изменения уже после подписания участвующими сторонами. Подозреваемому, согласно его показаниям, не разъяснили права и не разрешили после проведения  опознания написать замечания. Все это было в присутствии защитника по назначению. По результатам жалобы, которую Алжан написал в квалификационную коллегию адвокатской палаты Москвы, Елену Семину лиши почётного статуса на три года.

«Считаю, что из числа доказательств должны быть исключёны постановление о возбуждении дела, протокол опознания и протокол о предъявлении обвинения. Грубо нарушено право на защиту, а само дело, в сложившихся обстоятельствах, невозможно рассматривать по существу. Его необходимо вернуть на доследование», — считает уголовный адвокат Дмитрий Панфилов.

Источник — «Человек и закон»