Мы сделали свое «черное дело»: ребенок у матери

Более полугода после расставания своих родителей маленькая Полина прожила в доме бабушки и  дедушки: за высоким забором, лишенная возможности нормально общаться с мамой. Чтобы вернуть себе дочь бывшей родственнице депутата Марахонько Ольге Коротаевой пришлось обращаться в суд. Который, к счастью для Ольги и ее дочери, закончился в их пользу.

Определение места жительства ребенка после развода родителей – одна из самых непростых категорий дел в судах. Чего только не приходится выслушивать участникам судебного процесса. Бывшие родственники зачастую не стесняются в выражениях и, если бы не присутствие в зале судебных приставов, они, пожалуй, и бои без правил могли бы устраивать.

Один из таких судебных процессов закончился недавно в Щербинском районом  суде.

За высоким забором

Героиня нашей истории Ольга Коротаева  прожила со своим мужем  Евгением  Марахонько чуть больше пяти лет. От брака у Ольги осталась дочь и не самые приятные воспоминания.

Хотя поначалу, впрочем, как и большинства пар, все было красиво. Влюбленность, одна на двоих мечта о доме и четырех детях. Однако, по словам Ольги, семья будущего мужа восприняла ее без особого энтузиазма. Слишком большая меду ними была пропасть, причем во всех смыслах.

Евгений — из обеспеченной семьи. Его отец Игорь Григорьевич занимается бизнесом (учредитель нескольких предприятий). В поселении Внуково у него завод по производству пластиковых окон. Несколько лет являясь муниципальным депутатом, Марахонько-старший с успехом выигрывает тендеры, объявленные администрацией.

А Оля много лет назад приехала в Россию по программе переселения соотечественников из Узбекистана, куда ее дедушка был некогда приглашен на работу инженером. По словам девушки, для родителей ее теперь уже бывшего мужа социальный статус ее семьи и материальное положение всегда играли огромную роль. Это они старались подчеркнуть при любом разговоре.

После замужества Ольге понадобилось совсем немного времени чтобы понять, что ее молодой супруг совершенно не готов к браку. Он часто пропадал с друзьями, мог не прийти домой ночевать или явиться пьяным и устроить скандал. В то же время Ольга постоянно находилась с маленькой Полиной.

«Поля ходила в детский сад, занималась в балетной школе. Мы постоянно посещали различные детские мероприятия, часто ходили на спектакли», — рассказывает Ольга.

По рассказам девушки, отец ребенка в подобных мероприятиях участия практически не принимал. И между супругами все чаще вспыхивали ссоры. Имело место и рукоприкладство со стороны Евгения. В конце концов, нервы у девушки не выдержали и она, забрав  ребенка, съехала к своей матери.

Но разорвать отношения всегда сложнее, чем просто об этом сказать. Ольга до последнего старалась сохранить семью или, по крайней мере, отношения с человеком, от которого она родила дочь. Однако летом 2018  года отношениям с семьей мужа пришел конец. Бывшие родственники поступили по отношению к невестке очень подло, обманом забрали маленькую Полину из детского сада и заперли за высоким забором своего богатого дома.

«Я была на работе в тот момент, когда мне позвонила воспитатель Полины и сказала, что пришли бабушка и папа и они намерены забрать Полюшу, — рассказывает Ольга. – Когда мы ушли из этого дома, я никогда не препятствовала их общению. Я всегда давала им видеться с Полей, даже забирать ребенка на выходные. А они забрали ее без моего ведома с намерением мне ее не возвращать».

«В то же время между сторонами было заключено соглашение, — комментирует ситуацию адвокат Ольги Коротаевой Галина Родина. – Состоялась встреча, на которой присутствовали Ольга, Евгений и его родители, а также,  представитель семьи Марахонько Владимир Копцев. На встрече была и Полина. И несмотря на то, что она сидела между бабушкой и дедушкой, на вопрос: «С кем ты хочешь жить», она ответила: «С мамой». Казалось бы, все были с этим согласны. Но, тем ни менее, та семья на долгие месяцы изолировали ребенка от матери, с которой девочка не разлучалась с пеленок».

Семья Мрахонько фактически посадила маленькую девочку в «золотую клетку». Они забрали документы из детского сада, видимо боясь того, что Ольга сможет увидеть дочь там. О занятиях в балетной школе девочке тоже пришлось забыть. Полина не общалась с бабушкой, мамой Ольги, которую очень любила и была к ней привязана. Любые попытки Ольги увидеться с дочерью на территории Марахонько, заканчивались для девушки скандалом и побоями.

«Все встречи проходили по строгим и пристальным контролем семьи Марахонько. Женя ставил стул, садился и находился в комнате все то время, пока я была там, — вспоминает Ольга. – Потом меня просто оттуда выкидывали. Поля начинала плакать, просила, чтобы я забрала ее с собой. Полечка мне как-то сказала: «Мамочка давай я схвачусь за твою ножку, а ты побежишь быстро-быстро…»

По словам Ольги, после непродолжительных встреч девочку силой от нее отрывали, а ее саму силой и с угрозами выбрасывали за дверь: «Они выкручивали мне руки, наносили удары по ногам, рукам»…

«По факту нанесения телесных повреждений мы неоднократно обращались в полицию. Фиксировали синяки и ссадины, — комментирует Галина Родина. – Но участковый Синев не принял по нашим заявлениям никаких действий».

Отчаявшись решить дело миром, Ольга подала исковое заявление об определении места жительства ребенка в Щербинский суд.

«Родители, не лишенные родительских прав, имеют равные права и являются законными представителями ребенка. Согласно ст. 66 Семейного кодекса РФ родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет право на общение с ребенком, участие в его воспитании и решении вопросов получения ребенком образования. За период изоляции ребенка от матери ребенок был лишен права на образование в привычной для него среде, был лишен общения со сверстниками. Поэтому в этом случае вторая сторона нарушила не только законодательство РФ, но и нормы морали», — комментирует ситуацию эксперт ООД «За права человека» юрист Ольга Романенкова, консультировавшая Ольгу в ходе судебного процесса.

Бассейн против матери

Нельзя не сказать о том, что этот судебный процесс был, что называется, с душком. Причем с довольно сильным. Уж слишком много грязи старались вылить Марахонько на бывшую сноху.

На первое заседание никто из семьи Марахонько не явился.  Прислали лишь своего представителя Владимира Копцева (с приостановленным адвокатским статусом). В пользу позиции своих доверителей Копцев напирал на то, что у матери нет достаточных средств для содержания ребенка. Живет, мол, в съёмной квартире, зарплата скромная. А то и вовсе нигде не работает. Как, мол, она собирается содержать дочь, дать ей образование и обеспечить достойную жизнь?

А вот в семье отца, напортив, у нее будет всё необходимое для жизни: большой дом, репетиторы, а главное, бассейн. Всё, кроме мамы, которую Марахонько посчитали лишней в жизни маленькой девочки

В попытке очернить своего оппонента противная сторона решилась совсем уж на классический ход — они попытались представить Ольгу недееспособной.

В «психушку по блату»

По словам адвоката Ольги, в 2015 году Марахонько положили девушку в клинику неврозов. Насильно, угрожая тем, что добьются депортации ее из страны. Впоследствии, у девушки действительно диагностировали одну из форм невроза (что не является психическим заболеванием). Что совершенно не удивительно при такой вот «счастливой» семейной жизни.

Лечащий врач Ольги, приглашенный на одно из судебных заседаний, пояснила, что девушку поместили в клинику неврозов «по знакомству».  При этом, как ни старались Марахонько, психических заболеваний у Ольги выявлено не было.

Стоит отметить, что в попытках очернить Ольгу Марахонько пытались даже купить свидетеля. Как пояснила в судебном заседании лечащий врач, накануне заседания ей позвонил представитель Марахонько Владимир Копцев и предложил лжесвидетельствовать на Ольгу за хорошее вознаграждение. Это лечащий врач заявила под протокол (запись судебного заседания есть в распоряжении ООД «ЗПЧ»). Видимо, господин Копцев, будучи адвокатом, хоть и с приостановленным статусом, не учел, что за попытку подкупа свидетеля предусмотрена уголовная ответственность (ст.309 УК РФ).  Но у каждого, как говорится, свои методы.

Не умеет готовить хинкали и очень любит яйца

На второе судебное заседание Марахонько явились в полном составе. В решении вопроса об определении места жительства ребенка бывшие родственники опустились до откровенной бытовухи. Бывшая свекровь, например, обвиняла Ольгу в чрезмерном аппетите. Дескать, за неделю она съедала столько яиц, сколько за месяц не способна съесть семья из пяти человек. А приглашенный свидетель, хозяин кафе грузинской кухни, сообщил суду, что Ольга подрабатывала в его заведении и хинкали готовить она не умеет.

Выслушав доводы сторон, судья Щербинского районного суда Кудряшова удовлетворила ходатайства Ольги Коротаевой о передаче ей ребенка до конца судебного процесса. Постановление суда подлежало немедленному исполнению.

Пять часов продержали за дверью

Забирать Полину из богатого дома муниципального депутата Ольга приехала в сопровождении судебных приставов, представителей органов опеки и инспектора по делам несовершеннолетних. Однако, даже не смотря на присутствие представителей уполномоченных органов,  Марахонько не собирались просто так отдавать девочку. На звонки в дверь никто не реагировал. А когда судебный пристав-исполнитель связался с Евгением Марахонько, тот ответил, что срочно уехал устанавливать окна в Подмосковье. В отсутствие отца бабушка отказывалась отдавать Полину.

Ольге и остальным участникам этого действа пришлось прождать пять часов на морозе, прежде чем Евгений явился домой в сопровождении своего отца и представителя, все того же Копцева, который внимательно вглядывался в каждую бумагу, прежде чем убедился в том, что ребенка все же придется отдать.

За это непродолжительное время экспертам ООД «За права человека», присутствующим на месте событий, пришлось услышать немало «лестного» в свой адрес, а также в адрес должных лиц, выполнявших свои непосредственные обязанности. Слова депутата можно легко расценить как клевету в адрес должностных  лиц, что само по себе не приемлемо для народного избранника (соответствующие диктофонные и видеозаписи имеются в распоряжении ООД «За права человека»).

Когда пятилетнюю Полиночку все-таки передали матери, Копцев бегал вокруг смущенного таким количеством незнакомых людей ребенка,  и пытался выяснить, счастлива ли она. Для сомневающихся ответим: девочка была очень рада, наконец, обнять маму. В машине, без посторонних глаз, она расслабилась и с улыбкой начала делиться с Ольгой последними новостями.

Последняя попытка провалилась

21 декабря 2018 года в Щербинском районном суде состоялось последнее заседание по этому делу.

Марахонько, которые в суд снова не явились, использовали наконец свой последний козырь – принесли в суд копию медицинской карты Ольги. При этом документы, относящиеся к медицинской тайне, поступили в суд в обычном прозрачном файле, а не в запечатанном виде, как это положено по закону. Более того, представитель Копцев признался, что ознакомился с этими документами «по диагонали». Что совершенно недопустимо!

К этим аргументам, увы, противной стороне было добавить нечего. Несмотря на попытки представителя давить на плохое материальное положение матери и ее мифическое психиатрическое заболевание, суд под председательством судьи Кудряшовой определил оставить Полину с матерью. На сторону Ольги встали и представители органов опеки.

«С самого начала, как только я ознакомился с материалами дела,  я увидел, что очень много лжи было написано в исковом заявлении Евгения Марахонько, — прокомментировал судебный процесс эксперт ООД «За права человека» Никита Вышкварка, представляющий интересы Ольги Коротаевой в суде. —  Многие факты, изложенные в исковом заявлении не соответствуют действительности, что подтверждено официальными документами со стороны Коротаевой Ольги. Только на одном судебном заседании я увидел лично Марахонько Евгения, когда давали показания свидетели обеих сторон. Честно сказать, большего спектакля, чем на том заседании,  я не видел. На меня произвели особое негативное личное мнение родственники Марахонько Евгения, они даже не смогли выучить заранее подготовленные лживые показания. Я очень рад, что и опека и суд встал на сторону Ольги. Я продолжу добиваться правды в этом деле».

Сейчас Полина с мамой. Ходит на новогодние елки, ждет очереди в детский сад, которого родственники отца ее лишили.

Ну, и чтобы избежать обвинений в необъективности и представить мнение второй стороны, приведем лишь короткую цитату из сообщения бабушки Полины (матери Евгения) Ларисы Марахонько отправленное вместо предметного разговора: «Радуйтесь! Вы сделали свое черное дело! Ребенок у матери. Еще один несчастный ребенок».

Но глядя на улыбающуюся Полину, которая обнимает свою маму крепко-крепко, в том, что она счастлива, у нас сомнений нет.

P.S. Что касается некорректного поведения депутата Игоря Марахонько, обвинений с его стороны должностных лиц в коррупционных преступлениях, распространения сведений, относящихся к медицинской тайне и прочих действий семьи Марахонько и их представителей, то соответствующие заявления и обращения уже направлены в соответствующие инстанции. Все подтверждающие документы аудио и видеозаписи у нас имеются.

Будем держать Вас в курсе…

В деле работали эксперты ООД «За права человека» Никита Вышкварка, Ольга Романенкова.

Текст Марины И.