«Люди ждут скорую часами, но виноваты в этом не мы»: воронежские фельдшеры устроили итальянскую забастовку из-за низких зарплат

В Воронеже с начала марта продолжается итальянская забастовка фельдшеров скорой помощи. Всего в ней участвуют порядка 50 специалистов. «Итальянская забастовка» — термин, означающий, что работники выполняют свои обязанности в строгом соответствии с правилами, доходя до формализма — что негативно сказывается на эффективности труда. В случае с воронежской скорой средний медперсонал отказывается ехать на выезды в одиночку, так как это противоречит приказу Минздрава. Свои действия фельдшеры объясняют катастрофической ситуацией с зарплатами.


Фельдшер подстанции Ленинского района Воронежа Иван Пирогов работает на скорой 13 лет. По его словам, в последние годы на большинство вызовов он отправлялся один: его фельдшеры и врачи, по его словам, ушли из-за низких зарплат и тяжелых условий труда. С марта он перестал соглашаться на одиночные выезды, а вместе с ним еще около десяти его коллег.

«Люди, бывает, ждут скорую до восьми часов из-за того, что фельдшеры отказываются ехать поодиночке, и они вынуждены задерживать машину и искать другого работника или помощника», — говорит Пирогов.

Письмо президенту

2 марта 349 работников Воронежской станции скорой медицинской помощи (ВССМП) подписали коллективное обращение к президенту РФ Владимиру Путину. Они отправили документ в областной департамент здравоохранения. В письме сотрудники ВССМП попросили главу государства обратить внимание на то, что майские указы от 2012 года в Воронежской области не соблюдаются. Речь идет об указе № 597 «О мерах по реализации государственной социальной политики», где прописано, что к 2018 году заработная плата среднего медперсонала должна быть равна официальной средней зарплате по региону (в регионе это почти 28 тысяч рублей), а врачи должны получать в два раза больше.

Далее авторы письма жалуются, что в Воронеже зарплаты фельдшеров от 25 тысяч рублей и выше, за которые отчитываются чиновники, на самом деле существуют только на бумаге. Эти цифры получились потому, что многие фельдшеры работают на 1,25-1,5 ставки, а также, вопреки нормам, выезжают на вызовы поодиночке, за что им платят надбавку к окладу в 5—6 тысяч рублей. При этом фельдшеры считают, что одиночные выезды должны оплачиваться по полуторной или двойной ставке, как переработки.

«Когда я выезжал в одиночестве, у меня выходило около 25 тысяч рублей в месяц, — рассказывает Иван Пирогов. — Но это же, можно сказать, переработка! А если я выезжаю с помощником, как делал последний месяц, больше 19 тысяч у меня не выходит. И это за наш адский труд — недавно на моего коллегу, который поехал на вызов к ребенку, пьяный папаша мальчика кидался с ножом. Тот еле ускользнул на балкон, пока жена усмиряла своего супруга! Один раз, когда я отказался ехать без помощника, заведующая подстанцией пыталась меня заставить писать объяснительную. Но я отказался — это же по отношению ко мне нарушают закон, я ни в чем не виноват».

Болезненная ситуация

Областной департамент здравоохранения готов идти на уступки работникам скорой лишь частично.

«В городских поликлиниках фельдшеры получают 21 800 рублей в месяц, в региональных больницах — 25 155, — говорит врио руководителя облздрава Александр Щукин. — А средняя зарплата фельдшеров скорой помощи — 25 576 (о том, как сами фельдшеры объясняют эту цифру, говорится выше. — Прим. ТД). Я считаю, они и не должны больше получать. Сейчас много ОРВИ-заболеваний, много звонков в скорую. Имеют место факты более позднего приезда скорой, это болезненная ситуация. Но я согласен, что нужно пересмотреть оплату за переработки и вообще систему стимулирующих выплат. Второй момент — набрать на подстанции необходимое число фельдшеров, медсестер, мы планируем в этом году 20 целевиков туда направить».

ПРИ РАСЧЕТЕ ЗАРПЛАТЫ НЕ УЧИТЫВАЕТСЯ ТО, СКОЛЬКО ПЕРЕРАБАТЫВАЕТ ВРАЧ

Сопредседатель профсоюза работников здравоохранения «Действие», который оказывает юридическую помощь воронежским медикам, Андрей Коновал считает, что нужно менять тарифы, заложенные в территориальную программу обязательного медицинского страхования (ОМС).

«При расчете средней зарплаты общая сумма делится на число сотрудников, а кто и сколько перерабатывает, не учитывается. Это вопрос к правительству области и департаменту здравоохранения, ведь именно они участвуют в утверждении Территориальной программы ОМС. А от заложенных в нее тарифов на оказание различных видов медицинской помощи и зависит заработная плата, в том числе сотрудников скорой. Значит, нужно закладывать в тариф такие средства, чтобы фельдшер, не зашиваясь на полутора ставках и не нарушая нормы, зарабатывал столько, сколько прописано в майских указах. Ведь от работников скорой зависят жизни людей», — говорит Коновал.

Несколько раз представители облздрава встречались с коллективами подстанций, но результаты этих переговоров не удовлетворили ни ту, ни другую сторону. 10 апреля в Воронеж разбираться в ситуации приехал главный специалист Минздрава по скорой медицинской помощи Сергей Багненко. По его мнению, на станции нужно оформить коллективные договоры с сотрудниками и прописать стимулирующие выплаты, размер которых сейчас явно недостаточен. Тем временем, как говорит Иван Пирогов, количество бастующих начинает сокращаться — просто потому, что людям нужны деньги, а за одиночные выезды они получают больше.

Такие дела