ЕСПЧ присудил группе россиян 184 тысячи евро за нарушение права на свободу собраний

Европейский суд по правам человека признал действия российских властей при согласовании массовых мероприятий ограничивающими право на свободу собраний. Об этом говорится в решении по жалобе 23 россиян, среди которых правозащитник Лев Пономарев и лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов.

Суд обязал Россию выплатить заявителям в общей сложности 183,5 тысячи евро за нарушение их прав и для компенсации судебных издержек.

В обращении в суд сообщалось, что в период с 2009 по 2012 годы местные власти в России в той или иной мере препятствовали проведению 28 массовых акций (от пикетов до шествий). 16 из этих мероприятий были акциями «Стратегии-31», которая пыталась проводить митинги по 31-м числам в защиту 31-й статьи Конституции, гарантирующей свободу собраний.

ЕСПЧ признал, что заявители не только не смогли воспользоваться правом на свободу собраний, но им также не были предоставлены возможности для правовой защиты. В случае Пономарева и Удальцова, а также еще одного заявителя Евгения Ихлова ЕСПЧ также признал нарушение права на беспристрастные слушания в суде по жалобам на отказ в согласовании акций.

Жалобу на нарушение таким образом права на свободу выражения мнения суд удовлетворить отказался.

Как указано в жалобе, на рассмотрении в ЕСПЧ находятся более 80 подобных заявлений о нарушении права на свободу собраний в России.
«Стратегия-31» начала проводить свои акции на Триумфальной площади в Москве в мае 2009 года. Большинство акций не были согласованы властями, участников разгоняла и задерживала полиция. Впоследствии акции начали проводить в других городах России, а также за пределами страны.
В мае 2014 года акция «Стратегии-31» впервые была согласована московскими властями, через год митинги перестали проводить.
Оригинал

 

Те события вспоминает Лев Пономарев:
«Что касается лично меня, я являюсь бенефициаром двух решений по двум акциям. Первая акция — заявленный марш в первую годовщину гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, на которой Пономарев был заявителем. Марш по пешеходной части бульвара от Пушкинской площади до Чистых прудов не был согласован. В конце концов была подана заявка на два пикета в начале этого марша и в конце. Они тоже не были согласованы. Тем не менее они прошли, люди собирались на Пушкинской площади. Сворачивая плакаты, люди шли от одного пикета до второго. Тем не менее, некоторых выхватывали по ходу шествия. А на месте проведения второго пикета произошел конфликт. У молодого человека, который с помощью мегафона рассказывал о том, кто такой был Маркелов и за что его убили, полицейский неожиданно вырвал мегафон и скрылся в толпе полицейских. Очевидно, это спровоцировало молодых людей, они стали бросаться кусками льда. А полицейские их помещали в автозак.
В какой-то момент я остановил эту потасовку, эту агрессию. Разделил полицейских и пикетчиков, восстановил нейтральную зону. Уговорил толпу перестать бросаться, вступил в переговоры с руководителем ОМОНа генералом Козловым. Выставил условие, что если задержанные не будут отпущены, молодые люди простоят на площади всю ночь. Договориться удалось.
Редкий случай, когда конфликт во время массовой акции удалось решить диалогом правозащитников и полиции».