Доводят до «ручки». Больного предпринимателя Джавоева незаконно помести в карцер

Правозащитники бьют тревогу, находящийся в тяжелом состоянии предприниматель Малхаз Джавоев, содержащийся  в больнице СИЗО-1 «Матросская тишина», незаконно отправлен в карцер

 

Об этом сообщил адвокат Дмитрий Корнилин. По словам защитника Малхаза Джавоева, эксперта ООД «За права человека» Ольги Романенковой, сделано это было незаконно. Джавоеву недавно была проведена операция на челюсти. Он ослаблен, чувствует себя плохо. В постоперационный период ему необходимо лечение, процедуры, направленные на реабилитацию, специальная диета, состоящая из жидкой и протертой пищи. Такое питание в условиях изоляции получить практически невозможно, так как передача домашней пищи в виде супов, бульонов и т.д. запрещена. Без надлежащего ухода и лечения Джавоев может погибнуть, уверены правозащитники.

«В карцере подозреваемые и обвиняемые обеспечиваются индивидуальным спальным местом и постельными принадлежностями только на время сна в установленные часы. В 6 утра кровать поднимается и пристегивается к стене до отбоя – 22 часов. Это пытки для Джавоева М.Т., поскольку он находится в состоянии после перенесенной операции и нуждается в лечении и покое, а в данном случае ему запрещен постельный режим. Условия содержания Джавоева М.Т. в карцере не соответствуют СанПиН, пища  не пригодна для употребления, поскольку не соответствует назначениям врача, что может отразиться на здоровье с отрицательной стороны, этот факт начальником СИЗО-1 скрывается. Материально-бытовое обеспечение карцера не соответствует требованиям приказа Министерства Юстиции Российской Федерации от 27.07.2006 № 512 «Об утверждении номенклатуры, норм обеспечения и сроков эксплуатации мебели, инвентаря, оборудования и предметов хозяйственного обихода (имущества) для учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы». 

Наложение взыскания в виде водворения в карцер осуществляется на основании постановления начальника места содержания под стражей и заключения медицинского работника о возможности нахождения подозреваемого или обвиняемого в карцере. С учетом значительно более суровых условий содержания в карцере по сравнению с обычной камерой — пребывание в карцере Джавоева М.Т. отразится отрицательно на состоянии здоровья наказанного. Медицинский работник должен был ознакомиться с медицинской картой подозреваемого или обвиняемого и осмотреть его. Я уверена, что в данном конкретном случае этого не было сделано, заключение медицинского работника отсутствует, поскольку ни один грамотный врач не подпишется на такое грубое нарушение закона и врачебной этики. В свою очередь мы инициировали проведение служебных и прокурорских проверок по данному нарушению в отношении администрации СИЗО-1. Виновные должностные лица СИЗО-1 г.Москвы (больница) должны быть привлечены к дисциплинарной ответственности.

 

 

Напомним, Малхаза Джавоева обвиняет по нескольким статьям уголовного кодекса, среди которых убийство и мошенничество. Джавоев вины своей не признает и считает, что уголовное дело было сфабриковано с целью отобрать его бизнес. По словам предпринимателя, он неоднократно подвергался угрозам и вымогательствам со стороны правоохранителей. Об этом он рассказал адвокату Дмитрию Корнилину.

Публикуем содержимое адвокатского опроса целиком:

Ранее я учился и закончил Московскую Государственную Юридическую Академию по специальности юрист-правовед.

В 2015 году я уехал во Францию для поступления в институт с целью повышения профессионального уровня, но, по независящим от меня причинам, администрация института предложила мне начать обучение со следующего года.

Мне было предложено работать в Австрии и я уехал туда в 2016 году.

31 марта 2017 года я был экстрадирован с территории Германии в Россию, где мне было предъявлено обвинение в убийстве гражданки Деминой Ольги, которого я е совершал.

Я был помещен в СИЗО-1.

В первую мою неделю пребывания в СИЗО -1 ко мне пришли оперативники (2 человека). Угрожали мне пожизненным заключением в «Белом лебеде».

После их ухода, через час ко мне пришел следователь Павлов и человек в штатском (не точно «Сергей»).

Павлов сказа, что у меня два пути:

  1. Сесть на 15-18 лет по обвинению ст.105 ч.2 и ст. 159.ч.4;
  2. Позвонить моим родственникам (родителям).

Мне дали телефон, чтобы я позвонил отцу, и ему было предложено Сергеем оплатить закрытие дела за денежное вознаграждение, которое обеспечит адвокат по фамилии Сафин, которого предложил Сергей.

 

После встречи с моим отцом Сафин участвовал в нескольких следственных действиях, однако, потом я узнал, что Сафин не имел договора на мою защиту и был представлен как адвокат по ст. 151 УПК.

Ранее следователь Павлов обманом заставил меня подписать согласие на то, что Сафин будет защищать мои интересы и у Сафина есть договор с моими родственниками. Это было обманом.

 

Следователь Павлов неоднократно склонял меня к подписанию чистосердечного признания в убийстве Деминой О. и мошенничестве с квартирой Фетисова.

 

Из-за моего категорического несогласия с этим обвинением по указанию Павлова меня переводили из камеры в камеру, прессовали, потом в камере №510 избили, сломали челюсть, ребро, нос, сотрясение мозга.

 

28.09.2018 года я поступил в ФКУЗ МЧС-77 ФСИН России, был осмотрен лечащим врачом по  имени Андре и был переведен в палату интенсивной терапии (Большой ПИТ)

По вечернему ужину заявление, чтобы мне предоставили мои личные вещи, находящиеся в камере №225.

Сотрудник отказал мне, сказав, что по пятницам он ничего не делает, а просить его надо в воскресенье вечером.

 

В устной форме я попросил пригласить оперсотрудника или режимника.

До настоящего дня (4 октября 2018 года) ко мне никто не пришел, личные вещи мне не отданы.

 

Это объясняется мне тем, то я жалуюсь, что по чьему-то указанию я должен находится в ПИТе две недели без связи в изоляции, что вещи мне не передадут.

 

Указание моего лечащего врача перевели меня в общую палату с первого октября 2018 года до сих пор не выполнено и выполнятся не будет.

 

В воскресенье или понедельник оперсотрудники пытались подбросить мне бумажный пакетик с веществом, внешне похожим на табак (скорее всего, наркотического состава).

 

Я категорически отказался от этого пакета, на что сотрудники сказали, что наркота принадлежит мне.

Я потребовал провести анализы крови и мочи. Видя мою решительность, опера от меня с этим пакетом отстали.

 

Четыре раза с 28 сентября 2018 года опера пытались спровоцировать меня на конфликт и драку с ними. В грубой и унизительной форме они обзывали меня и моих родственников очень обидными, унизительными словами,  надеясь на то, что я е выдержу и ударю за это оскорбление обидчика.

 

02.10.2018 года в ПИТ к нам пришел оперативник в штатском (по имени Азарет) в сопровождении оперативники в форме и оказал давление на лечащего врача Андрея, чтобы он выписал меня из больницы.

Андрей отказал им, ссылаясь на то, что лечение только начато и не доведено до конца.

Обо всех своих неприятностях и нарушениях со стороны сотрудников я неоднократно жаловался в письменной форме, но мои жалобы и заявления не регистрируются и в дальнейшем пропадают.