Демократия гибридная… А пытки настоящие. Лев Пономарев на «Эхо Москвы»

То, что правоохранительные органы применяют пытки, было известно давно. Но пытки, применяемые ФСБ, да еще в центральной России – для правозащитников новость. Давайте задумаемся, к кому и зачем фээсбэшники могли бы применить насилие? В отличие от полицейских, которые сталкиваются с гражданами по разным «преступным деяниям» и постоянно испытывают непреодолимое искушение выбить показание из любого попавшего в их руки, сотрудники ФСБ заняты более серьезными делами. Их сфера деятельности – защита государства от реальной угрозы. Давно известно, что на Северном Кавказе правоохранители, и в том числе, сотрудники ФСБ, превышают свои полномочия, но ведь это регион особый. Правозащитники с риском для жизни расследуют пытки и убийства гражданских людей в Чечне и других республиках Северного Кавказа, но остальные жители страны уже привыкли слышать заявления ФСБ об обезвреживании кавказских террористов и экстремистов и на сообщения правозащитников практически не реагируют.

Другое дело – ловля террористов и экстремистов в центральной России. Как сейчас уже многим известно, по отношению к молодым людям, схваченным сотрудниками ФСБ в Петербурге и Пензе в рамках дела «Сети», применялись пытки – для того, чтобы выбить из них признание в террористической деятельности. То есть на фоне разнообразных гибридных политических декораций разворачивается реальная, знакомая с 1930-х годов машина политических репрессий. У нее, этой машины, и название соответствующее: ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ-ФСБ.

А вы ожидали другого от нынешней власти? Сказано же в романе «Трудно быть богом»: «Там, где торжествует серость, к власти всегда приходят черные».

«Эхо Москвы»